https://dailystorm.ru/media/images/2018/02/28/a6eb36f0-720a-494a-890c-850b549eb312.jpg

Нетитульный надзор. Как в Орловской области борются с чеченцами
В регионе прокуратура объявила охоту на «нетитульные нации», в которые входят выходцы из Чечни и Донбасса

Ростислав Богушевский
12:09, 27 февр. 2018
Фото: © GLOBAL LOOK press/Zamir Usmanov
Фото: © GLOBAL LOOK press/Zamir Usmanov

«Он (прокурор Орловской области. — Примеч. «Шторма») говорил мне, что я чурка, и если буду жаловаться куда-то дальше, то меня просто посадят, — возмущается Индарбиев. — Рев стоял на весь этаж! Утверждал, что мне должно быть стыдно за свои действия, что чеченцам не полагается жаловаться... Пообещал донести информацию о моем поведении Рамзану Кадырову». Все привыкли защищать права человека в Чечне, а мы защищаем права всех и везде. И чеченцам в других регионах России тяжело живется, если за госструктуры отвечают некомпетентные люди. У идиотизма нет национальности.

Молчание — не всегда золото

- Сергей Леонидович! Вы здесь?

Сидящий в кресле мужчина в штатском наконец переводит на меня взгляд. Он что-то невнятно бормочет, а потом указывает на дверь — но обещает, что еще позовет.

Сергей Леонидович Блынский исполняет обязанности прокурора Дмитровского района Орловской области чуть больше года.

Проходит около получаса, заглядываю к нему вновь — и встречаю удивленный взгляд. «Ах, да-да, заходите, — все так же рассеянно бормочет Блынский и вдруг просит достать блокнот. — Теперь пишите».

Ручка наготове. «Прокуратурой рассмотрено обращение граждан, после чего предприняты меры реагирования….» — зачитывает он выдержку из вордовского документа, открытого на компьютере. Попытка задать вопросы, на которых нет заранее подготовленных ответов, проваливается.

«Правда, что запрещали принимать своим сотрудникам заявления от Руслана Индарбиева? А к увольнению подводили этих же подчиненных?»

У Сергея Леонидовича начинают дрожать пальцы, диалог никак не клеится. Чтобы сгладить напряжение, чисто из любопытства интересуюсь: где служили? Блынский встает из-за стола и молча уходит, чтобы через полминуты вернуться, заявив, что это — персональная информация.

Краткое пособие по ловле коррупционеров

Сотрудник орловской полиции предлагает мне прокатиться для разговора. Конечная остановка — лес.

«У него маниакально-депрессивный психоз, вы понимаете? Заговор везде, все коррупционеры, тут целая ОПГ!»

Сосны скрипят от холода, мороз пробирает до дрожи. Я хочу закончить этот разговор скорее. А он не унимается.

«Ну если я тут вырос и общаюсь с этими людьми, что я теперь коррупционер, б...ь ? Да ты посмотри вокруг! Это деревня, — все громче и напористее говорит полицейский. — Мы тут все друг друга знаем с детства. И что дальше? Я Индарбиева Руслана знаю лет 20 и отворачиваться от него не собираюсь из-за этого прессинга. То, что на нас тут всех пишет прокуратура… Пусть докажут сначала. Мне и не такое уэсбэшники, б...ь, писали. Звездочку срубить на мне тогда не получилось и сейчас не получится. Его сюда поставили, думали, он быстро дел тут наштопает и дальше поднимется, но не вышло».

Пойти ва-банк

Руслан Индарбиев, чье имя упоминается выше, ранее обратился в редакцию «Шторма» за помощью. Со слов чеченца, прокурор города Дмитровска Орловской области Сергей Блынский его «травит». Между тем документы, с которыми нам удалось к тому моменту ознакомиться, свидетельствовали о другом: Блынский встал на защиту закона, начав борьбу с местной коррумпированной полицией.

https://dailystorm.ru/media/images/2018/02/26/b71f24ec-4d53-41fd-b141-16da1b0d18f6.jpg

История, как и полагается, оказалась не так проста: она вся — клубок из вранья и противоречий. А закрутился он со следующего события: местный предприниматель Анатолий Игнатушин решил продать свой грузовик Scania, чтобы купить комбайн для сбора урожая. Его кума, Виктория Колесникова, бывшая капитаном местного отдела ГИБДД, рассказала об этом своему знакомому Индарбиеву, которому нужен был такой грузовик.

Как события разворачивались дальше и где правда, сказать трудно — и у Индарбиева, и у Игнатушина она своя.

Если опираться на договор купли-продажи, заключенный между мужчинами, можно узнать, что Игнатушин получил за свою Scania 250 000 рублей. Продавец действовал тогда от имени ООО «Ва-Банк», которое возглавлял. Машина была зарегистрирована на ту же фирму.

«Ему нужны были деньги, я отдал один миллион рублей, но в договор он вписал 250 000, — объясняет Индарбиев. — На второй миллион я дал расписку».

Спустя несколько месяцев чеченец узнал, что двигатель у машины серьезно поврежден. «Экспертиза показала, что это были скрытые дефекты, которые я не мог визуально определить». Игнатушин отказался принимать обратно грузовик и потребовал от Индарбиева миллион по расписке.

Однако суд решил, что не продавец должен деньги покупателю, а наоборот. Индарбиев убежден — его обманули. «Машина-то принадлежала юрлицу («Ва-Банку». — Примеч. «Шторма»), и действовал Игнатушин в момент продажи без доверенности, — продолжает Индарбиев. — Если бы я отдал ему все деньги, то они могли бы признать сделку ничтожной по заявлению его жены, которая является соучредителем ООО «Ва-Банк» и собственником половины автомобиля. Отдал-то я по договору 250 000. Вот их бы и получил обратно. А она сломалась, и они не успели с меня вытянуть все деньги».

Зерно раздора

Помимо этого, Игнашутин утверждает, будто бы кума, правоохранитель Колесникова попросила у него 300 тонн зерна на продажу чеченцу Индарбиеву. Товар якобы отгрузили, а своих денег бизнесмен так и не увидел (подтверждается накладными, предоставленными Игнатушиным, на которых стоит только его подпись).

У Индарбиева другая версия: с его стороны был человек, готовый купить зерно у Игнашутина. Покупатель даже перевел на расчетный «Ва-Банка» нужную сумму, а вот товара так и не увидел (документы, подтверждающие перевод средств на расчетные счета, в распоряжении «Шторма» имеются).

Игнатушин начал писать заявления на Индарбиева в полицию с требованием вернуть еще один миллион по расписке. Чеченец же платить отказывался и писал заявления на предпринимателя.

… и явился Блынский

Полицейские тогда уголовные дела возбуждать не стали: налицо был гражданско-правовой спор.

https://dailystorm.ru/media/images/2018/02/26/e22376b9-7ec4-4d21-9b1d-c1662808c545.jpg

Все круто поменялось в декабре 2016-го, когда младший советник юстиции Сергей Блынский стал районным прокурором. Одно из его первых поручений касалось проверки сотрудниками МВД всех жителей «нетитульных» наций. После он потребовал выяснить, законно ли проживает в городке чеченец Индарбиев.

Ничего не нашли, и тогда в ход пошла тяжелая артиллерия: Блынский сообщил фээсбэшникам, будто Индарбиев может быть связан с террористами. Но и эта информация не подтвердилась. Чекисты посоветовали прокурору больше так не шутить.

Прессинговали, что интересно, не только чеченца, но и бежавших в Россию жителей Донецка. Одну из таких семей приютила Александра Сухач. «Жили как цыгане, кто на полу спал, кто на кресле», — вспоминает ее сестра Татьяна, которая надеялась, что после переезда с Украины жизнь станет спокойнее.

Однако череда неприятностей разрасталась как снежный ком: сперва у внука «беглянки» обнаружили опухоль головного мозга. Семья тогда обратилась к доктору Лизе — с ее помощью мальчика прооперировали. А после — скоропостижно скончалась дочь Татьяны. Девушка болела раком, а в Дмитровске он у нее обострился на нервной почве: семью постоянно дергал Блынский — обвинял, что незаконно живут в его городке.

Полиция, однако, возбуждать уголовное дело в отношении Сухач, приютившей беженцев, отказывалась восемь раз. Жалобы беженцев на прокурора также остаются без ответа.

Блынский обратил внимание и на сотрудника полиции Викторию Колесникову — ту, что была замешана в истории с продажей машины и зерна. Женщина в сговоре с чеченцем совершила мошеннические действия против Игнатушина (своего кума!), заверял прокурор Следственный комитет.

https://dailystorm.ru/media/images/2018/02/26/0a2827e6-e41c-4f75-95ef-d3ad8b8a6e65.jpg

В итоге развернулась настоящая война. Индарбиев направил в прокуратуру заявление, где говорилось, что Игнатушин использует принадлежащий «Ва-Банку» транспорт против правил. Блынский перенаправил обращение в ГИБДД. Инспекция подтвердила, что машины бизнесмена, в частности, не соответствовали требованиям безопасности. Игнатушину выписали штрафы более чем на полмиллиона рублей.

Казалось бы, закон сработал. Ан нет! После прокурор изъял все протоколы о правонарушениях Игнатушина. Бумаги пылились на полках в надзорном органе, пока сроки давности по привлечению нарушителя к ответственности не истекли. Сейчас полицейские обжалуют эти действия в суде — пытаются добиться признания штрафов действительными.

Когда компетентность — второе имя

Предприниматель пожаловался на действия Блынского прокурору области. Со слов Индарбиева, Блынский просто отказывался принимать его у себя. Жалобы перенаправили заместителю Блынского, который в действиях начальника ничего противоправного не нашел. Попасть к прокурору области Индарбиеву не удавалось. Тогда он обратился с жалобой на прокурора области Ивана Полуэктова к генеральному прокурору.

Однако и Полуэктов теплым приемом не порадовал: «нетитульный» гражданин вспоминает, что тот перешел на оскорбления и угрозы. «Он (прокурор Орловской области. — Примеч. «Шторма») говорил мне, что я чурка, и если буду жаловаться куда-то дальше, то меня просто посадят, — возмущается Индарбиев. — Рев стоял на весь этаж! Утверждал, что мне должно быть стыдно за свои действия, что чеченцам не полагается жаловаться... Пообещал донести информацию о моем поведении Рамзану Кадырову».

Одновременно с этим в главной региональной газете «Орловская правда» выходят два материала, в которых чеченца и полицейскую Колесникову обвиняют в коррумпированности.

«Вы понимаете, что у нас тут все друг друга знают, — рассказывает Руслан Индарбиев. — Вот меня в областной газете назвали мошенником, коррупционером. Люди ведь верят в то, что пишут. Мне от этого позора как отмываться? Это мои соседи читают, мои знакомые, друзья».

Автор разоблачительных статей журналист Михаил Коньшин при встрече тет-а-тет рассказывает, что Блынский решил защищать прогнивший от коррупции полицейских Дмитровск. Написать материалы его просили заместитель облпрокурора Полуэктова и коммунистка Валентина Остроушко. «Мне позвонили и попросили помочь, так сказать, словом, — охотно делится он. — А что касается Блынского, то он человек очень компетентный, говорит только по делу».

Два сапога

Изрытая ямами дорога из Орла в Дмитровск занимает больше полутора часов. Городок — большая деревня: основную его часть занимает частный сектор, а четырехэтажные обшарпанные хрущевки на общем фоне кажутся каким-то атавизмом.

Очередная встреча с источником. На этот раз — бывшая сотрудница прокуратуры. Приставка «экс» напрямую связана с приходом в органы Блынского.

«Сначала я не замечала какого-то конфликта, но позже это стало очевидно: у нас тут ведь все друг друга знают, — констатирует собеседница. — Известно было, что идет спор между Индарбиевым и Игнатушиным. Всем стало понятно, что первый у Блынского, мягко говоря, в немилости. После того как мы приняли жалобу от Индарбиева, на нас посыпались оскорбления. Блынский вышел из себя, казался неадекватным. Игнатушина же Блынский у себя всегда был рад видеть. Он мог заходить к прокурору в любое время, без стука».

Женщину тогда вызвал на ковер Полуэктов. В ходе беседы прокурор Орловской области намекнул своей подчиненной, что у нее в будущем могут появиться проблемы с законом.

«Я держалась на месте, сколько могла. Потому что тут трудно найти работу, но в какой-то момент оставаться в прокуратуре стало страшно, я поняла, что мне реально может угрожать опасность», — тут голос у бывшего правоохранителя срывается и она начинает плакать.

«Когда я приходил к Блынскому, тот вел себя очень странно: я ему задавал вопросы, а он с мобильного звонил прокурору области и с ним советовался, что мне сказать», — добавляет Индарбиев. Объясняется связь Блынского с Полуэктовым тем, что раньше оба работали в Ставропольском крае. Иван Полуэктов тогда был прокурором края, а Блынский трудился помощником прокурора Петровского района того же региона. В Орловскую область Сергей Леонидович перешел вслед за своим патроном. Правда, уже исполняющим обязанности прокурора города. А вот для самого Полуэктова переход в Орловскую область был своеобразным откатом назад. Тут и территория меньше и деньги не те, что на юге. На Ставрополье Иван Васильевич запомнился коллегам, как руководитель неоднозначный. Так например, спорные постановления, которые в дальнейшем могли быть отменены, как не правомерные, прокурор никогда не подписывал сам, а поручал это заместителям. Запомнился ставрапольской публике Полуэктов после громкого празднования своего дня рождения. СМИ писали о том, что в ресторане «Мцыри» Иван Васильевич стал... царем. На костюмированной вечеринке присутствовали «подданые» из прокуратуры и гости из администрации Ставрапольского края.

Прокурор: итог

Сергей Блынский поначалу отказывался разговаривать со мной, советуя обратиться в пресс-службу прокуратуры Орловской области. Потом пошел на контакт. Он рассказал, что заведено три уголовных дела по факту мошенничества. Индарбиев в этих делах в качестве подозреваемого пока не фигурирует, но на причастность к преступлениям проверяется. В то же время объяснить, для чего удерживал штрафы Игнашутина, Блынский не смог. Прокурор заметно волновался и постоянно повторял, что все, что делает, происходит «в рамках закона».

https://dailystorm.ru/media/images/2018/02/26/c1c32801-1ec6-4f6c-9a94-5cb0d87646e2.jpg

Разговорчивее прокурора оказался ключевой герой этой истории — предприниматель Анатолий Игнатушин. Разговор с ним состоялся возле здания Следственного комитета. Мужчина среднего возраста сразу засыпал вопросами:

- Ну че? Че Блынский сказал?

Игнатушин говорит, что он — бедный бизнесмен, который из-за купленной чеченцами полиции не может добиться справедливости. А вот молодой прокурор оказался толковым и храбрым парнем — не побоялся один встать на защиту закона. Что касается договора купли-продажи грузовика, ставшего яблоком раздора, говорит, будто чеченец попросил его указать сумму в 250 000 рублей. Чем дальше заходит разговор, тем четче становится ощущение, что предприниматель врет.

В Орле меня ждет депутат облсовета от КПРФ, председатель комитета по взаимодействию со средствами массовой информации и трудовым отношениям Валентина Остроушко. Сперва она делится тем, что заинтересовалась проблемой обманутых избирателей и решила им помочь. Рассказала она и о сильной чеченской диаспоре в Орловской области, и о том, что полиция все это дело «крышует».

«Вы хоть знаете, как тут дела обстоят? Чеченцев тут полно, и у них сильные позиции. А полиция у нас зачастую стоит на стороне денег, — продолжает Валентина Викторовна. — Так прокурор Блынский молодец. Этот человек находится на нужном месте». На прощанье депутат заявила, что завтра на встрече с пресс-секретарем прокуратуры области мне по Блынскому все подробно расскажут. Я действительно планировал встречу с пресс-секретарем Еленой Семиной, но депутата об этом в известность не ставил.

Встреча в прокуратуре ничего нового не принесла. Елена Александровна рассказала, что надзорный орган работает на защите прав обычных людей, а Индарбиев фигурант трех уголовных дел. Когда я поинтересовался правда ли, что прокурор Иван Полуэктов угрожал Индарбиеву тюремным сроком, пресс-секретарь заявила, что впервые об этом слышит.

UPD

После моего отъезда из Орла в местных СМИ появилось еще несколько публикаций с рассказами о том, что чеченец Руслан Индарбиев сожительствует с полицейской Викторией Колесниковой, а в свободное время занимается незаконной предпринимательской деятельностью и мошенничеством.