Почему на фоне трагедии чеченцев и ингушей в Дагестане продолжают ставить памятники Сталину?

Семена раздора между народами Кавказа, посеянные Сталиным, и сегодня дают свои плоды

Сегодня чеченцы и ингуши отмечают 73 годовщину сталинской депортации. Накануне депутаты Народного собрания Ингушетии приняли закон, запрещающий увековечивать память Сталина на территории республики.

Как сообщает ТАСС, законом предусматривается запрет не только на установку памятников, бюстов Сталину и присвоение его имени городам, селам и улицам, но и публичное оправдание, одобрение его деятельности, в том числе путем размещения его изображений в общественных местах и административных помещениях с целью возвеличивания его личности и деяний.

Тем не менее, в ряде соседних с Чечней и Ингушетий республик многие до сих пор очарованы Сталиным и продолжают ставить ему памятники. Особенно удивляет любовь к Сталину жителей Дагестана, откуда то и дело приходят новости об установлении новых бюстов и монументов палачу соседних народов.

Что стоит за такой любовью дагестанцев к этому тирану, и как это воспринимается их некогда депортированными братьями из числа чеченцев и ингушей, мы попытались узнать у наших сегодняшних собеседников из Ингушетии, Чечни и самого Дагестана.

Это правозащитник и председатель ингушского отделения партии «Яблоко» Руслан Муцольгов, чеченский журналист Альви Ицлаев, дагестанский историк Хаджимурад Доного, а также президент Национально-культурной автономии «Дидо» Мухаммад Цези, являющийся представителем цезского или дидойского народа, который единственный из народов Дагестана также был подвергнут депортации сталинским режимом.

Факт, что память об ужасах депортации живет в памяти вайнахских народов, очевиден. Как реагирует сознание простого ингуша или чеченца на растущие попытки оправдать или возвеличить образ Сталина на федеральном уровне?

Руслан Муцольгов:

Чеченцы и ингуши относятся к таким попыткам негативно. При этом мы понимаем, что идеология возвеличивания Сталина не просто формируется, она ведет к целенаправленным движениям и в конце концов негативно повлияет на общественно-политическую ситуацию в стране и на формирование будущих поколений.

Если взращивать человека в доброте, он будет добрым, если на насилии, он будет стремиться проявлять насилие. Негативные попытки не приемлемы в среде вайнахов и не признаются ими – ни чеченцами, ни ингушами.

Альви Ицлаев:

Крайне отрицательно. Сталин палач не только чеченского и ингушского народов, но и русского и других народов бывшего СССР.  Сталинский режим гораздо больше вреда нанес русскому народу, просто они этого пока не осознают, считают, что Сталин возвеличил страну, создал сильное государство.

Доля правды есть в этом, но еще правда в том, что это государство построено на костях миллионов простых людей, ни в чем не виноватых. Тот, кто пытается оправдать Сталина, берет на себя великую ответственность, ставя себя в ряд с палачами бывшего советского, отныне российского народа.

Только слепые не видят, каким он тираном и извергом был. Те, кто стоит за попытками возвеличить Сталина, не делают ничего хорошего для России, они толкают Россию, который не приведет страну к благополучию.

Как вы можете объяснить популярность Сталина у соседних с вайнахами народов Кавказа, к примеру, у тех же дагестанцев? Может быть, причина этого в том, что вайнахи мало общаются со своими соседями и не смогли передать соседним народам свою боль и глубину трагедии?

Руслан Муцольгов:

В этом нет вины вайнахов, в этом есть вина Сталина. Если вам сегодня кто-то дает материальные блага, то вы начинаете к нему относиться с благодарностью. Территории Дагестана и Северной Осетии были увеличены на ощутимую часть за счет отторгнутых у депортированных народов территорий.

Это не этично танцевать на костях своего соседа. Благодарность этих народов может быть связана только с приростом территорий и увеличением влияния в регионе на трагедии выселяемых народов.

Альви Ицлаев:

Мы достаточно общаемся, знаем причины. Это давно известно. Еще тогда известные представители так называемой интеллигенции соседних народов называли ингушей змеями, чеченцев волками. Конечно, им хорошо жилось, досталось имущество и все то, что веками наживалось чеченцами.

Когда хозяева вернулись, они вынуждены были покинуть земли и не были этому рады. Эти соседи дважды этой властью кинутые и обманутые. В первый раз, когда чеченцев выслали и сорвали их со своих насиженных мест.

Они посчитали, что могут жить богаче за счет высланного народа. Во второй раз обманули, когда обжились, а их попросили опять уйти. Они считают, что если бы жил Сталин, то они и поныне жили бы в Чечне. Вот они и являются защитниками Сталина.

Мы сыты по горло этим режимом, нам этого больше не надо. Сегодня каждой клеточкой души сегодня ощущаю эту боль… И на пике этой боли все воспринимаю крайне эмоционально.

Что для народов Дагестана значит образ Сталина? Почему, несмотря на все его преступления в отношении народов Кавказа, часть дагестанцев продолжает возвеличивать Сталина?

Хаджимурад Доного:

Те, кто так считает, являются детьми или потомками стукачей, который работали в этой системе на Сталина, расстреливали, сажали и стучали друг на друга. Или же это косность и невежество, то есть считающие, что усы Сталина, это именно тот образ, где кавказцы должны поддерживать кавказца.

Мухаммад Цези:

У диктатора всегда есть сторонники и те, кто его ненавидит. В умах людей еще торжествует старая идеологическая обработка, которой подвергалось население. Скорее всего, те люди, которые не прошли через этот ад, являются его фанатами. Народы, которые пострадали от этой тирании, как мой дидойский народ, который больше всех пострадал в Дагестане.

Мы не считаем его выдающейся личностью, он тиран, принесший беды, как для малых, так и для больших народов, в том числе для русского народа. В СССР, наверное, нет народа, который не пострадал бы от репрессий. Печально, что многие сегодня остаются верными этому пути. Это последствия тотальной идеологической обработки.

Должны ли дагестанские власти выступить с такой же, как в Ингушетии инициативой по запрету на увековечивание и возвеличивание образа Сталина?

Хаджимурад Доного:

Когда мы сегодня говорим, что были депортированы ингуши, чеченцы, карачаево-балкарцы, многие забывают, что в это же время были депортированы некоторые народы Дагестана. Они были депортированы с обжитых мест на земли чеченцев, которых вчера выслали в Казахстан.

Это аналогичная депортация, только не за пределы Кавказа, а в соседнюю республику. И это не менее ужасно, а может даже еще ужаснее. Когда стали возвращаться на свои земли во время периода оттепели, их дома оказались заняты соседями – мусульманами, кавказцами. И это была ужасная картина. Если кто-то нашел в себе силы вернуться в свои уже давно разрушенные села, где трудно было начинать жить.

Кто-то не захотел уходить, начинались ссоры. Вот вся суть той власти – стравить народы по принципу «разделяй и властвуй». Те народы Дагестана, которых депортировали в Чечню тоже отмечают эту скорбную дату, во всяком случае должны.

Кощунство, когда страна отмечает праздник, а какая-то часть, чьи сыновья служат в армии, защищая страну, отмечают скорбную дату. Их бабушек и дедушек погрузили в товарные вагоны, как скотов и вывезли. Где это видано, чтобы так обращались с народами? Это геноцид, страшная рана. Надо извиниться и перенести праздник на другой день.

Мухаммад Цези:

Думаю, что власть должна была определиться с этим сама еще в 50-х гг., когда появились на свет все публикации об этих преступлениях. Ингушетия это приняла, поскольку пострадал весь народ, все вайнахи пострадали от этой репрессивной машины.

В Дагестане не все народы оказались в такой ситуации, сложно будет объяснить некоторым чиновникам, что есть такие народы, которые ненавидят ту власть и систему. Что касается моего маленького народа, то это огромный ущерб его генофонду.

https://onkavkaz.com/news/1551-pochemu- … fromslider