27.08.2018

I. СОЦИАЛЬНАЯ ДИСТАНЦИЯ

Левада-Центр продолжает мониторинг ксенофобских настроений среди россиян. Общероссийское репрезентативное исследование населения РФ в возрасте от 18 лет и старше (N=1600 чел.) проводилось методом личного интервью 19–25 июля 2018 года. Кроме традиционных индикаторов отношения населения к миграции, поддержки лозунга «Россия для русских», установок враждебности к носителям иной («нерусской») этничности, в исследовании был воспроизведен вопрос 2010-го года, методически приближенный к известной шкале Богардуса, применяемой для измерения социальной дистанции в отношении иноэтничных групп. Сразу стоит отметить, что разграничение «этничности» и «национальности» (т.е. согражданства), принятое в академической науке, на практическом уровне трудно реализуемо из-за советской традиции маркировать этническую принадлежность как «национальность». В анкете для практического удобства и для понимания вопроса респондентами использовались, например, следующие формулировки: «выходцы из Средней Азии» или «выходцы из Африки» (хотя, конечно, такие этнические группы в реальности не существуют), а в вопросе об этнической принадлежности в скобках приводился также термин «национальность». Социальная психология не раз доказывала сильную склонность человека к стереотипам, согласно которым он категоризирует окружающий мир, поэтому не будет ошибкой предположить, что, например, под «выходцами из Африки» респонденты преимущественно понимали темнокожие «видимые меньшинства» – т.е. визуально отличные от русского большинства.

На актуальность и сохранение социальной дистанции в отношении «Другого» указывают не только результаты опросов общественного мнения, но и официальная риторика. Так, в июне 2018 года в период проведения Чемпионата мира по футболу в России действующий депутат Государственной Думы призывала жительниц России воздержаться от (сексуальных) контактов с болельщиками иной расовой принадлежности[1], беспокоясь о межрасовых союзах, а ряд российских СМИ неоднократно транслировали в телеэфире эмоционально нагруженные (табуирующие) сюжеты о знакомствах русских девушек с иностранцами во время ЧМ-2018.

Цель вопроса на социальную дистанцию сводится к пониманию допустимой границы взаимодействия с «Другим». В исследовании эта дистанция замерялась вопросом с семипозиционной шкалой: от выраженной толерантности, когда человек готов вступить в брак или принять в качестве родственника человека с иной этнической или расовой принадлежностью, до крайней степени неприятия «Другого» – отказа видеть его в своей стране (см. Рисунок 1).

https://www.levada.ru/cp/wp-content/uploads/2018/08/1.-Distantsiya.png

Согласно Рисунку 1, самая жесткая (негативно окрашенная) социальная дистанция у россиян выражена к цыганам: в июле 2018 года 43% опрошенных сказали, что «не пускали бы» их в Россию. На втором и третьем месте поддержка изоляционистских барьеров в отношении «темнокожих» (33%) и «выходцев из Средней Азии» (30%). Каждый четвертый россиянин «не пускал бы» в страну «китайцев» и чеченцев (по 27%), а каждый пятый – украинцев (22%). Минимальный уровень поддержки позиции на запрет проживания в стране – из предложенных для выбора – фиксируется в отношении евреев, которых «не пускали бы» 15% россиян. Ранее Левада-Центр неоднократно отмечал снижение антисемитизма в России за последние годы и рост благожелательного отношения русского населения к евреям[2].

В отношении евреев и украинцев, напротив, у жителей России самая близкая дистанция. Готовность к брачно-семейным и соседским отношениям с ними, т.е. суммарный уровень допустимости видеть тех или других в качестве членов своей семьи, близких друзей или соседей, составила в 2018 году 27% и 20% соответственно. Если обратиться к динамике общественного мнения, то можно увидеть рост социальной дистанции в отношении украинцев. Так, в августе 2010 года только 13% россиян заявляли о нежелании видеть их в своей стране, а в июле 2018 года их доля увеличилась до 22%. Аналогичный тренд на рост поддержки рестриктивных установок в отношении цыган (с 35% до 43% соответственно) и в отношении «выходцев из Африки» (с 26% до 33%). Стоит отметить, что ранее негативизм в отношении Украины (точнее, её руководства) в целом не переносился на её жителей, однако с продолжающимся конфликтом между обеими странами рост негативных установок фиксируется и в отношении трудовых мигрантов из Украины и в отношении граждан Украины. При этом, если по мере продолжения затяжного внешнеполитического конфликта России и Запада и ослабления конфронтационной риторики тренд на рост позитивного отношения к США и ЕС в российском общественном мнении становится все более заметным, несмотря на некоторые колебания в динамике, то негативизм россиян в отношении Украины демонстрирует устойчивость.

В КАКОЙ МЕРЕ ВЫ ЛИЧНО ГОТОВЫ ИМЕТЬ ДЕЛО С ЕВРЕЯМИ? (один ответ)

август 2010

июль 2018

Готов(а) видеть их среди членов Вашей семьи

2

6

Готов(а) видеть их среди ваших близких друзей

3

8

Готов(а) видеть их среди соседей

8

13

Готов(а) видеть их среди коллег по работе

9

6

Готов(а) видеть их среди жителей России

27

32

Пускал(а) бы их в Россию только временно

17

11

Не пускал(а) бы их в Россию

17

15

Затрудняюсь ответить

16

10

новость далее https://www.levada.ru/2018/08/27/monito … astroenij/